Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:33 

Хинганский заповедник. Предзимье

Лис
С любовью и всяческой мерзостью
Оригинал взят у Дениса Кочеткова.

Просторы Хинганского заповедника.

Поздняя осень. С каждым новым утром столбик термометра опускается ниже и ниже, переваливает через ноль. Лужицы покрываются льдом, на измельчавших речках и ручьях появляются первые забереги. Искривлённые кроны дубов царапают оголившимися ветвями чистейшее голубое небо. Леса и болота вот-вот оденутся белым покрывалом первого снега. Рыжая сухая листва, устлавшая землю, громко хрустит под ногами, так, что каждый лесной обитатель слышит этот шум и старается вовремя затаиться или убежать – мало ли что его ждёт при встрече…


Утро в лесу. Насыщаются светом сухие листья дуба.


Сойка - постоянный обитатель дубрав.

В тишине утра чащу наполняют гортанные крики большеклювых ворон. Эти вездесущие создания пробуждаются первыми. Следом за ними оживляются малозаметные летом поползни. Солнце стремится выше, его лучи ощутимо пригревают – начинается новый день. Нынешний год не порадовал лесных обитателей ни изобилием кедрового ореха, ни жёлудем, ни яблочками.


Рыжий дрозд - наш пролётный гость.


Бурый дрозд.


Седоголовый дятел кормится ягодами бархата амурского.


Рябчик.

Лишь бархатные деревья дали богатый урожай, какой бывает раз в несколько лет. Их кроны буквально усыпаны гроздьями чёрных слегка смолистых ягод. Вот и задержались на них северные скитальцы, окружая бархаты птичьим гвалтом – стаи рыжих дроздов склёвывают ягоды, прыгают по земле в поисках упавших. Среди полчищ рыжих изредка встречаются бурые и оливковые дрозды. Посещают бархат и амурские свиристели, хотя в приамурских лесах их основным излюбленным кормом являются ягоды омелы. Собрав немногочисленные кедровые орехи, к ним присоединились кедровки. Не брезгуют ягодами и прочие наши зимовщики – рябчики, сойки и седоголовые дятлы.


Смешанный лес поздней осенью с высоты птичьего полёта.


Сибирская чечевица.


Уссурийский снегирь.


Чиж.

Кочуют по лесу стаи вьюрковых птиц – юрки, чижи, чечётки, сибирские чечевицы. То и дело слышатся мелодичные позывки уссурийских снегирей, самцы которых окрашены в нежные розоватые цвета. Изредка мелькают крупные, яркие щуры, а на увешанных шишками елях устраивают свары клесты-еловики. В приречных кустах попискивают пухляки, характерным потрескиванием выдают себя стайки ополовников, то и дело слышится постукивание разнообразных дятлов. Большинство насекомоядных птиц уже улетело, пока не покинули наши края синехвостки, и на пролёте тяготеющие к хвойным лесам, да припозднившиеся на приамурских просторах редкие овсянки.


Высохшая протока реки Грязной.


Ополовник.


Овсянка-ремез.

Тепло задержалось аж до конца второй декады октября. В полуденное время в некоторые дни стоит такая жара, что можно щеголять в одной майке, отбиваясь от обильных ныне докучливых кровососок, норовящих пребольно укусить и постоянно путающихся в волосах. В эти тёплые осенние дни наблюдается вторичное цветение некоторых растений. Среди побуревших на зиму листьев багульника угадываются беленькие звёздочки соцветий, полощутся на ветру единичные амурские маки и, конечно же, сверкнут в солнечных лучах розовые цветки даурского рододендрона. Приятно увидеть их в приготовившемся к зиме лесу, где лишь редкие лиственницы щегольнут не осыпавшейся хвоей.


Плоды лимонника.


Осеннее цветение рододендрона даурского.


Дубравы заповедника в середине октября.


Архаринская низина поздней осенью.

Дневное тепло недолговечно – от силы пару-тройку часов можно насладиться им, а ввечеру холод вновь даст о себе знать. Набегут лёгкие полупрозрачные облака, заколышутся, зашелестят высохшие травы на осеннем ветру и сразу станет зябко. На смену им приползут низкие тучи и в замерзающем воздухе закружатся первые снежинки – упадут на остывающую землю и не сразу растают, а там и лужицы не освободятся ото льда, тихой позднеоктябрьской ночью озёра покроются зеркальной бронёй. Тогда подадутся далее утиные стаи, покинут наши края японские журавли, ещё оглашающие застывающие болота громкими и печальными трубными голосами.

@темы: тексты, фотографии

Комментарии
2016-03-29 в 11:50 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
Такая хрупкая изменчивая красота. Чуть свет по-другому лёг - и пейзаж уже полностью меняется.

2016-03-31 в 03:46 

Лис
С любовью и всяческой мерзостью
Лайверин, как вы хорошо сформулировали. )

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Осень в наших сердцах

главная